Супруга правителя Иё (Уцусэми)

Госпожа Западных покоев (Нокиба-но оги) - дочь правителя Иё, падчерица Уцусэми

- До сего времени никто никогда не относился ко мне с таковой неприязнью, - гласил Гэндзи, не способен заснуть. - Только сейчас я сообразил, сколько горечи может таиться в любви. Какой позор! Навряд ли я сумею оправиться…

Обливаясь слезами, Когими лежал рядом Супруга правителя Иё (Уцусэми). «Какой милый», - залюбовался им Гэндзи. Мальчишка живо напомнил ему сестру: та же роскошная хрупкость тела, память о котором еще хранили его пальцы, такие же короткие волосы. Может быть, это сходство было исключительно в воображении Гэндзи, но, так либо по другому, оно пробуждало в его душе нескончаемую нежность к мальчугану Супруга правителя Иё (Уцусэми).

Очевидно, Гэндзи мог сделать новейшую, более решительную попытку просочиться к ней, и, может быть, это ему удалось бы, невзирая на все преграды, но стоило ли подвергать себя угрозы быть уличенным в настолько неблаговидном поведении? Всю ночь он не смыкал глаз, мысли, одна другой тягостнее, теснились в его голове, и вопреки обыкновению Супруга правителя Иё (Уцусэми) он практически не говорил с Когими.

Было совершенно мрачно, когда Гэндзи покинул дом правителя Кии, и мальчишка вздыхал грустно: «Как жалко! Без него так тоскливо».

Дама тоже провела ночь в мучительных раздумьях, не получив же от Гэндзи утреннего послания, поразмыслила: «Видно, моя холодность образумила его. Что ж, малость Супруга правителя Иё (Уцусэми) обидно, что он так просто отступился, но еще сложнее было бы выносить его недостойные притязания. Так, на данный момент самое время положить всему конец…» Но, как досадно бы это не звучало, мысли эти не приносили облегчения, и с каждым деньком она становилась все задумчивее.

Гэндзи же, возмущенный ее Супруга правителя Иё (Уцусэми) неуступчивостью, не желал мириться со своим поражением и, к ней одной устремляясь сердечком, терзался так, что вид его возбуждал любопытство окружающих.

- Ты и вообразить не можешь, какие муки приходится мне испытывать, какая боль живет в моем сердечко! - сетовал он Когими. - О, и стараюсь запамятовать ее, но, как досадно бы это не Супруга правителя Иё (Уцусэми) звучало, сердечку не прикажешь. Молю же тебя, улучи подходящий миг, устрой как-нибудь, чтоб я повстречался с ней.

Мальчишка, понимая, сколь тяжело будет выполнить эту просьбу, радовался хотя бы такому проявлению доверия и с юношеским нетерпением ожидал: «Когда же?»

По прошествии некого времени правитель Кии уехал в Супруга правителя Иё (Уцусэми) свою провинцию, и в доме остались одни дамы, в ленивой праздности коротающие часы. И вот в один прекрасный момент под покровом ночной мглы, в час, когда «неспокоен путь» (20), Когими отважился привезти Гэндзи в дом у Срединной реки в собственной карете.

«Право, он совершенно еще дитя, могу ли я рассчитывать…» - беспокоился Супруга правителя Иё (Уцусэми) Гэндзи, но всякое промедление казалось ему нестерпимым, и, одевшись поскромнее, он поторопился выехать, чтобы успеть, пока не закрыли ворота. Подведя карету с той стороны, где ничей взгляд не мог бы ее приметить, Когими посодействовал Гэндзи выйти. Особенного волнения он не испытывал, зная, что его молодой возраст - надежная защита от пристального Супруга правителя Иё (Уцусэми) внимания и докучливых попечений охранников.

Подведя Гэндзи к восточной боковой двери, Когими принялся звучно звать и стучать по последней южной решетке. Скоро он скрылся снутри.

- Нас могут узреть! - рассердились на него дамы.

- Зачем в такую жару опускать решетки? - спросил Когими и услышал в ответ:

- У нас с пополудни гостит госпожа Супруга правителя Иё (Уцусэми) Западных покоев, они с нашей госпожой изволят играть в «го»[77].

«Поглядеть бы на их за игрой», - и Гэндзи, покинув свое убежище, тихонько проскользнул в щель меж дверью и занавесями. Решетку в том месте, где прошел Когими, еще не успели опустить, и покои были отлично видны снаружи. Приблизившись, Гэндзи Супруга правителя Иё (Уцусэми) заглянул вовнутрь. Последняя створка стоявшей недалеко ширмы была сложена, а полотнища переносных занавесов, обычно скрывающих сидячих за ними дам от сторонних взглядов, может быть из-за жары, оказались подвязанными к верхним перекладинам, потому ничто не мешало взгляду просачиваться в глубину покоев.

Рядом с дамами горел осветительный прибор. Одна из Супруга правителя Иё (Уцусэми) их посиживала у столба, боком к Гэндзи. «Это она», - обрадовался он и принялся ее рассматривать.

На ней темно-лиловое нижнее платьице из кружевного шелка, а сверху еще что-то, что конкретно - не видно. Малая головка, роскошные маленькие черты - ничего броского, бросающегося в глаза. Даже от гостьи собственной, сидящей Супруга правителя Иё (Уцусэми) напротив, она старательно прячет лицо. Тонкие руки прикрыты рукавами.

2-ая посиживает лицом к востоку и видна вся как на ладошки. Одета она достаточно небережно: на нижнее платьице из узкой белоснежной ткани кое-как наброшено фиолетовое верхнее, грудь открыта практически до пояса и показываются красные шнурки хакама. Дама эта красива Супруга правителя Иё (Уцусэми) сверкающей, влекущей красотой. Белоснежное нежное тело, округло-пышные формы, высочайший рост, красивый овал лица, великодушно вылепленный лоб, обворожительные глаза и рот. По плечам живописно рассыпаются не очень длинноватые, но очень густые волосы. На 1-ый взор внешность ее кажется идеальной. «Право, не напрасно ее отец так ею гордится, - задумывается Гэндзи Супруга правителя Иё (Уцусэми), с любопытством разглядывая эту прелестную особу. - Боюсь только, что ей недостает скромности».

Вобщем, нельзя не дать подабающего сообразительности гостьи: к концу игры ей ловко удается занять своими камнями практически все позиции «дамэ»[78]. При всем этом она не перестает оживленно болтать, но здесь дама, сидячая в глубине, тихо замечает:

- Подождите, там Супруга правителя Иё (Уцусэми), кажется, ничья. Лучше направьте внимание на эту группу. Видите, тут создалось положение «ко»[79].

Но гостья, воскликнув:

- Нет, все равно сейчас проиграла я. Что здесь у нас в углах, подсчитаем-ка! - начинает загибать пальцы. - 10, 20, 30, 40…

Похоже, что она не затруднилась бы перечесть даже купальни Иё[80]. По правде, будь она незначительно скромнее…

Собеседница Супруга правителя Иё (Уцусэми) ее с неповторимим изяществом прикрывается рукавом, и лица ее практически не видно, но внимательно вглядывающемуся Гэндзи все-же удается рассмотреть ее профиль. Ее глаза чуток припухли, линию носа нельзя именовать правильной, а начинающая меркнуть кожа уже утратила свежесть и яркость красок. Строго говоря, она быстрее безобразна Супруга правителя Иё (Уцусэми), но одета с таким вкусом и держится так прелестно, что кажется чуть ли менее симпатичной, чем сидячая напротив кросотка. Есть в ней какое-то особое очарование. Та же, пленяющая милой живостью характера, сознающая силу собственной красы, ведет себя свободно, смеется, шутит… Ее молодое лицо дышит свежестью, и охото совсем не отрывать от Супруга правителя Иё (Уцусэми) него взгляда.

«Что за ветреная особа!» - задумывается Гэндзи, но, как досадно бы это не звучало, так непостоянно его сердечко, что уже и ее опасается он упустить.

Дамы, которых Гэндзи знал до сего времени, не позволяли для себя в его присутствии ни мельчайшей вольности, держались очень церемонно Супруга правителя Иё (Уцусэми), больше всего заботясь о том, чтоб он не увидел их, потому он имел очень смутное представление об их внешности. А подглядывать за кем-то вот так, в естественной домашней обстановке Гэндзи никогда не приходилось, потому, как ни жалко ему было этих ни о чем же не подозревающих и ведущих себя настолько Супруга правителя Иё (Уцусэми) свободно особ, хотелось глядеть на их к тому же еще, но здесь послышались шаги Когими, и Гэндзи тихонько проскользнул назад к выходу на галерею.

- У сестры внезапная гостья… - гласит Когими, очевидно чувствуя себя виновным. - Мне не удалось даже приблизиться к ней.

- Не хочешь ли ты сказать, что мне Супруга правителя Иё (Уцусэми) и этой ночкой придется уйти ни с чем?! - возмущается Гэндзи. - Это просто невообразимо!

- О нет, для чего же. Если государь соблаговолит подождать, пока гостья не уйдет, я чего-нибудть постараюсь придумать, - успокаивает его мальчишка

«Значит, у него все-же появилась надежда достигнуть ее согласия, -думает Гэндзи. - Право, совершенно еще дитя, как спокоен Супруга правителя Иё (Уцусэми) и уверен внутри себя - видно, уже научился просачиваться в потаенные помыслы людей и суть явлений».

Но вот, кажется, игра завершилась. До Гэндзи доносится шелест платьев. Судя по всему, дамы расползаются по покоям.

- Где же юный государь? Пора закрывать. - гласит кто-то, и здесь же раздается стук решетки.

- Похоже Супруга правителя Иё (Уцусэми), все уже легли. Пойди и постарайся чего-нибудть устроить, - гласит Гэндзи.

Мальчишка же, зная, сколь благовоспитанна его сестра, и понимая, как тяжело будет склонить ее к измене, тем паче что в таковой поздний час ему навряд ли получится найти средство даже переговорить с ней, решает просто: «Как только все Супруга правителя Иё (Уцусэми) улягутся, впущу его».

- Младшая сестра правителя Кии тоже тут? Мне хотелось бы поглядеть на нее потихоньку, - просит Гэндзи, но Когими отвечает:

- К огорчению, это нереально. Ведь кроме решетки там к тому же занавес.

«Да, и все-же я… - удовлетворенно задумывается Гэндзи, но, жалея мальчугана, решает не гласить ему о том Супруга правителя Иё (Уцусэми), что уже лицезрел ее, и только вздыхает нетерпеливо: - Ах, быстрее, быстрее бы наступала ночь!»

Когими, постучав сейчас в боковую дверь, заходит в дом. А там уже совершенно тихо, все легли почивать.

- Устроюсь-ка я на ночь тут, у входа. Обдувай меня, ветерок! - гласит Когими и, разостлав циновку, ложится Супруга правителя Иё (Уцусэми).

Дамы, а их много, судя по всему, расположились в восточных покоях. Девочка-служанка, открывшая дверь, проходит туда же и ложится, а Когими некое время притворяется спящим, потом, загородив свет ширмой, в наступившей полутьме потихоньку впускает Гэндзи.

«Что ожидает меня? Вроде бы не вышло какой неудачи…» - задумывается тот, чувствуя Супруга правителя Иё (Уцусэми) себя очень неудобно, но покорливо следует за своим проводником. Вот, приподняв полу занавеса, стоящего у входа в главные покои, он пробует тихонько просочиться туда - посреди сонной ночной тишины раздается явственный шелест его платьица, хотя, казалось бы, сшито оно из самой мягенькой ткани…

«Какое счастье, что он в конце концов запамятовал Супруга правителя Иё (Уцусэми) меня!» - задумывается меж тем жена Иё-но сукэ, но, как досадно бы это не звучало, назойливо преследует ее воспоминание о той моментальным сновидением промелькнувшей ночи и ни на миг не удается «безмятежным забыться сном» (21). Так, «просыпаюсь ночами, деньком смотрю, невесело вздыхая…» (22). Право, хоть и не весна сейчас… И она длительно Супруга правителя Иё (Уцусэми) еще посиживает задумавшись.

Госпожа Западных покоев, с которой игрались они в «го», заявив: «Я сейчас тоже тут лягу», оживленно болтая, устраивается рядом. Засыпает она стремительно - ничто ведь не беспокоит ее сердца.

Вдруг слышится некий шорох, и в воздухе разливается расчудесный запах. Приподняв голову, дама вглядывается через Супруга правителя Иё (Уцусэми) прорези переносного занавеса и замечает в мгле ясные очертания приближающейся фигуры. Не помня себя от испуга, она тихонько подымается с ложа и, накинув на плечи шелковое нижнее платьице, выскальзывает вон.

Войдя в покои, Гэндзи вздыхает с облегчением: дама дремлет одна. Две прислужницы расположились ниже, поближе к галерее. Откинув покрывало, Гэндзи Супруга правителя Иё (Уцусэми) проскальзывает к спящей и с удивлением замечает, что она еще крупнее, чем ему показалось в прошедший раз, но еще пока ни о чем же не додумывается. Дама прочно дремлет, и это тоже кажется ему подозрительным. Равномерно Гэндзи начинает прозревать правду, и несложно для себя представить, сколь велико его замешательство. «Какая Супруга правителя Иё (Уцусэми) нелепость! - задумывается он. - Проснувшись, она сходу усвоит, что стала жертвой обычного недоразумения, и ощутит себя оскорбленной. Но более тупо, ну и напрасно находить сейчас ту, ради которой я пришел сюда, тем паче что она настолько очевидно меня избегает». Вобщем, мысли его здесь же принимают другое направление: «Коли это Супруга правителя Иё (Уцусэми) та прелестница, которую лицезрел я в огне осветительного прибора, что все-таки…» Поистине непростительное легкомыслие!

Здесь женщина в конце концов пробуждается и, совсем потерявшись от неожиданности, не успевает ни сообразить ничего, ни сделать. Испуганный вид ее возбуждает жалость…

Но для собственного возраста, в каком не много кто бывает Супруга правителя Иё (Уцусэми) сведущ в прозаических делах, она оказывается очень вкусившей вкус и не обнаруживает лишней робости.

Поначалу Гэндзи подразумевал не открывать ей собственного имени, понимая, что потом она обязательно стала бы размышлять над обстоятельствами, приведшими к их встрече, и наверное у нее появились бы подозрения. Не то чтоб это представляло опасность для него самого Супруга правителя Иё (Уцусэми), но ведь та, жестокосердечная, так боялась огласки, и Гэндзи, невзирая на обиду, не желал причинять ей вреда, а поэтому постарался, призвав на помощь все свое сладкоречие, уверить даму в том, что каждый раз находил в этом доме пристанища для того только, чтоб повстречаться с ней.

Окажись на ее месте Супруга правителя Иё (Уцусэми) дама чуткая, умудренная опытом, она, непременно, додумалась бы обо всем, но женщина была еще очень юна, хоть и развита не по годам, а поэтому ей и в голову не пришло усомниться в его словах. Новенькая любовь Гэндзи была очень недурна собой, но могла ли она возбудить Супруга правителя Иё (Уцусэми) пылкую страсть в его сердечко, которое как и раньше стремилось к той, беспощадной? «Спряталась где-нибудь и радуется, что смогла сыграть со мной злую шуточку. Схожей упрямицы свет не видывал», - пенял Гэндзи. И мысли его были полны только ею одной. Но это не мешало ему клясться в верности лежащей рядом Супруга правителя Иё (Уцусэми) с ним юной особе. Ведь она была так приятна, так трогательно-простодушна…

- Еще античные считали: «Тайные узы прочнее явных», - обычно гласил он. - Позвольте же мне возлагать на взаимность. Мое положение в мире обязует к сдержанности, и я не могу во всем следовать своим желаниям. Ну и ваши близкие навряд ли Супруга правителя Иё (Уцусэми) одобрят наш альянс. О, я заблаговременно содрогаюсь, предвидя истязающие последствия нашей встречи. Но ожидайте меня и не запамятовывайте.

- Боюсь, что я не смогу даже писать к вам, ведь служанки могут заподозрить неладное, - простодушно признается она.

- Да, лучше, чтобы никто ничего не знал. Вобщем, можно обмениваться письмами через моего Супруга правителя Иё (Уцусэми) молодого телохранителя. Постарайтесь же не выдавать себя. - И, подобрав сброшенное той, другой, верхнее платьице, Гэндзи выходит.

Когими лежит вблизи и, когда Гэндзи принимается будить его тотчас вскакивает - видно, неспокойные мысли не давали ему прочно уснуть. Когда же тихонько открывает он дверь, раздается испуганный глас старенькой служанки:

- Эй, кто там Супруга правителя Иё (Уцусэми)?

- Я, - смущенно отвечает Когими.

- Зачем же вы разгуливаете ночами? - И старуха, излишнюю услужливость проявляя, выглядывает наружу.

- Да я никуда не собираюсь, просто вышел кратковременно, - отвечает опечаленный Когими, выталкивая Гэндзи наружу, но, в один момент заметив людскую фигуру, старуха спрашивает:

- А кто это там с вами? Уж не госпожа ли Мимбу Супруга правителя Иё (Уцусэми)? И по правде. кто еще может повытрепываться таким ростом…

Мимбу - так звали прислужницу очень высочайшего роста, который делал ее предметом всеобщих насмешек. Подумав, что конкретно с ней вышел Когими, старуха гласит:

- Скоро, совершенно уж скоро и вы, юный государь, сравняетесь с ней ростом, - и тоже выходит наружу.

Право, затруднительное положение Супруга правителя Иё (Уцусэми), но ведь назад в дом ее не втолкнешь. Отойдя в сторону, Гэндзи останавливается у входа на переходную галерею и стоит там, стараясь держаться так, чтоб лунный свет не падай ему на лицо. Приблизившись к нему, старуха гласит:

- Вы сейчас провели ночь с госпожой? А у меня уже Супруга правителя Иё (Уцусэми) 3-ий денек болит животик, да так, что сил нет вытерпеть, поэтому я и желала переночевать в нижних покоях, а здесь вдруг госпожа сама изволила позвать. Иди, гласит, а то в доме очень безлюдно. Вот я с вечера к вам и перебралась. Совершенно боли замучили, - сетует она и, не дожидаясь ответа, вскрикивает Супруга правителя Иё (Уцусэми): - Ох, снова схватило, снова!.. Хорошо, после побеседуем, извините…

Старуха поспешно удаляется, и Гэндзи в конце концов получает возможность выйти. Только сейчас он осознает, с какими угрозами связаны настолько ветреные похождения. Посадив Когими сзади в карету, Гэндзи отчаливает в дом на 2-ой полосы.

Рассказывая мальчугану о событиях прошедшей ночи, он Супруга правителя Иё (Уцусэми) недовольно ворчит:

- Все-же ты совершенно еще дитя. - И, уязвленный до глубины души разражается упреками.

Жалея его, Когими не произносит ни слова в свое оправдание.

- Твоя сестра питает ко мне такое омерзение, что я и сам для себя становлюсь противен. Неуж-то она не могла хотя Супруга правителя Иё (Уцусэми) бы из обычный любезности ответить на мое письмо? Естественно, мне далековато до Иё-но сукэ, но все таки… - обиженно ворчит Гэндзи, но, укладываясь спать, укрывается поначалу ее платьицем и только поверх него своим. Когими он устраивает рядом, чтобы иметь возможность излить на него свои обиды.

- Ты очень мил, но Супруга правителя Иё (Уцусэми) твое родство с этой бессердечной особенной навряд ли будет содействовать согласию меж нами, - гласит Гэндзи очень серьезным тоном, и Когими совершенно падает духом.

Некое время Гэндзи оставался в опочивальне, но сон не шел к нему. Повелев принести тушечницу, он принялся что-то писать на листке бумаги, не письмо, нет, наверняка, ему Супруга правителя Иё (Уцусэми) просто захотелось поупражнять руку…

«Под деревом

Скинула платьице цикада.

С тоскою гляжу

Я сейчас на пустую скорлупку,

О ней вспоминая тайком», -

так начертал он, а Когими, спрятав листок бумаги за пазуху, унес его.

- А та, другая, о чем она сейчас задумывается?

Но как ни жалко ему было бедняжку, поразмыслив Супруга правителя Иё (Уцусэми), он все-же решил бросить ее без положенного в таких случаях послания. Тонкое же платьице, сохранившее запах разлюбезной ему особы, Гэндзи положил рядом с собой и то и дело любовался им. Когда Когими возвратился домой, сестра уже поджидала его и принялась отчитывать со всей суровостью:

- Твое поведение вопиюще! Хоть мне благодаря счастливой Супруга правителя Иё (Уцусэми) случайности и удалось расстроить ваши намерения, у многих наверное появились подозрения, и положение мое страшно. А твой государь, какого он будет о для тебя представления, лицезрев, что ты неспособен подчиняться голосу рассудка? - стыдила она Когими.

Одни только упреки слыша и с той и с другой стороны, мальчишка совершенно Супруга правителя Иё (Уцусэми) растерялся, но все-же отважился вынуть из-за пазухи сложенный листок бумаги. И дама, невзирая на негодование, взяла его и стала читать.

«Наверное, поблекла, как будто платьице рыбачки из Исэ» (23), - задумывалась она, представляя для себя эту «пустую скорлупку», и грустила.

А госпожа Западных покоев в последнем замешательстве возвратилась к Супруга правителя Иё (Уцусэми) для себя. Никто из прислуживающих ей дам и не подозревал о случившемся, и она исподтишка вздыхала, замирая от испуга и надежды, когда лицезрела Когими, но, как досадно бы это не звучало, напрасно.

Откуда ей было знать, что она оказалась жертвой ошибки? До этого неунывающая и беспечная, женщина Супруга правителя Иё (Уцусэми) с каждым деньком становилась все печальнее. Вобщем, и та, беспощадная, хоть и удавалось ей сохранять внешнее спокойствие… Могла ли она полагать, что сможет пробудить в сердечко Гэндзи настолько глубочайшее чувство? «О, если бы я жила так, как в те давнешние дни», - задумывалась она, но, как досадно бы это не звучало, возвратить Супруга правителя Иё (Уцусэми) прошедшее нереально. Однажды, не способен сдерживать тоски, написала она на том же самом листке:

«Обильно роса

На крылья цикады ложится.

Но под сенью веток

Кто увидит ее? Слезы потаенные

Увлажняют мои рукава».

Вечерний лик

Главные персонажи

Гэндзи , 17 лет

Дама с 6-ой полосы (Рокудзё-но миясудокоро), 24 года , - любовь Гэндзи

Дайни - кормилица Гэндзи

Корэмицу - отпрыск кормилицы Дайни, приближенный Гэндзи

Монах Адзари - отпрыск кормилицы Дайни

Госпожа Сёсё - дочь Супруга правителя Иё (Уцусэми) кормилицы Дайни


superviziya-v-sisteme-dopolnitelnogo-psihologicheskogo-obucheniya-doklad.html
supi-populyarnie-vo-vsem-mire.html
supi-s-ovoshami-i-kartofelnie.html